Сергей ЛОСЕВ Заместитель главного редактора журнала «МастерРужье»

Сергей ЛОСЕВ Заместитель главного редактора журнала «МастерРужье»

Для охотников на копытного зверя февраль месяц не особенно привлекателеный. Охота на лося, и взрослого кабана уже закрыта, стрельба с подхода из-за мороза проблематична (скрипит снег), остаются только поросята-сеголетки с вышки. Но и сидеть дома охотнику, душа которого рвется в угодья, просто нет сил. Поэтому, звоню в приглянувшееся мне в этом сезоне, хозяйство «Белка», что в Тверской обл., и договариваюсь о приезде.

И вот мы с напарником готовимся припарковать машину на своем обычном месте во дворе усадьбы. А место-то уже занято. И не одной машиной, а тремя. Ну, конечно, обычно мы приезжали в будни, а тут пятница и желающих стрельнуть и затариться деликатесным мясцом предостаточно.

Охотников кроме нас еще восемь человек, а февраль он и есть февраль, дороги через поля замело, и проехать на вышки можно только снегоходом. Невольно поеживаюсь, представляя путь на дальние вышки в 30-ти градусный мороз. И вот тут мне, можно сказать, повезло. Поскольку территорию хозяйства и расположение вышек я знаю уже неплохо, егеря предложили подбросить по шоссе на машине, а дальше я сам, через поле пешечком иду искать прикормочную площадку. И караулить зверя придется одному, егеря будут сопровождать менее опытных охотников. В плюсах здесь то, что желающих на такие вояжи не много и вышка мало посещаемая.

Нашел место довольно быстро, правда, взопрел на ходу. Поднимаюсь наверх, готовлю оружие к работе и оглядываюсь вокруг. Что хорошо в «Белке», это то, что все прикормочные площадки расположены на довольно больших полях и сидеть не скучно, и выход зверя замечаешь заранее.

И в этот раз, хотя уже стало смеркаться, я сразу заметил черное пятно, сторожко двигающееся к прикормке. Все ясно – секач-одиночка. Вот же гад, когда осенью ждешь тебя, так нету, а сейчас только слюни пускай. А кабанчик хорош, эдакий, 6-7-ми леток, с черной, лохматой (к концу зимы) шкурой. Как будто зная, стрелять его не будут, секач спокойно ковыряется в зерне. В этот момент из темноты выплывает второй силуэт размером поменьше. В ночник ясно видно, что это молодая свинка. Звери обнюхиваются и мирно начинают хрустеть зерном на пару. Конечно, молоденьких женщин все приглашают к столу.

Проходит 15 минут и вырисовывается третий силуэт, еще меньше. Это подсвинок и тоже одиночка. Интересно, как «хозяин» отнесется к нему? А вот так. Сладкая парочка дружно и злобно бросается на непрошеного гостя, и гонит до самого леса. Э, ребята, так вы ко мне никого не пустите. Только собираюсь прогнать наглых захватчиков, как вижу еще один силуэт, движущийся по той же тропке. А вот это уже интересно. К кормушке прет тоже секач, по размерам не уступающий «хозяину». Что-то будет?

Развязка наступает мгновенно. Голодный гость, недолго раздумывая, бросается на узурпатора и поддев клыками, гонит к лесу. Свинка остается на месте и (о, женщины), спокойно продолжает кормиться, прижавшись к новому, вернувшемуся кавалеру. Я веселюсь от души. Отверженный и изгнанный «хозяин» в раздумьях стоит в 10-ти шагах от леса. Я уверен, что читаю его мысли: «Стоит или не стоит возвращаться, можно схлопотать по морде. С другой стороны я уже сыт, минут сорок кормился, а женщины того не стоят». Угрюмо развернувшись, проигравший, сохраняя достоинство, бредет в чащу.

Так, ребята, пора и честь знать, надо вас гнать. Закуриваю, и пускаю дым в сторону зверей, но ветер дует на меня, и реакции никакой. Громко хлопаю в ладоши, кабаны отбегают, но через пару минут возвращаются. На последующие хлопки, вообще, никакой реакции. Пока думаю, что делать, на пределе видимости появляется большое черное пятно. Смотрю в прицел – идет свинья с поросятами этого года. Я уже не могу вмешиваться в события – распугаю всех.

И тут началось. Может быть не только из-за добычи, но и из-за таких моментов мы и ходим на вышку. Свинья, разъяренно зарычав, первая бросается на секача. Однако тот, видимо не робкого десятка, встречает ее в клыки. Завязывается схватка и снег летит фонтаном. Откуда ни возьмись, нарисовывается, вроде бы ушедший «хозяин», и врезается в кучу поросят. Те брызгают в разные стороны, и передо мной образовывается куча мала.

Однако пора мне стрелять, а то все убегут. Вижу, как тройка тянет тропой к дальнему лесу, а вот табунок бежит ближе ко мне. Ловлю пятачок заднего и давлю на спуск. Кабанчик зарывается в снег, а еще через мгновение кормовая площадка пустеет.

С середины поля мигаю фонариком егерю, который уже подъехал и ждет в машине и мы вдвоем, волоком на веревке тянем сеголетка к дороге.

На базе при разделке, обнаруживаем у поросенка на спине четыре крупных прокуса от клыков секача. Да, не сладко приходится молодняку в зимнюю пору. А тут еще охотники их стреляют. Однако поросенок оказывается на редкость упитанным, а егеря сказали, что свиньи привострились выводить молодняк глубокой ночью или даже под утро, когда уходят наевшиеся секачи и, замерзшие охотники. Так, что на следующий год кабан будет.

А я подожду весны, места здесь для вальдшнепа великолепные, да и егеря говорят, что тяга очень даже неплохая. Подсадные утки есть, гусь бывает, в общем посмотрим.

Сергей ЛОСЕВ Заместитель главного редактора журнала «МастерРужье».